История

Озера Чебаркульского края издавна притягивали к себе людей. Они селились на его берегах много тысячелетий, поэтому специалисты называют чебаркульский край «археологическим Клондайком».

Каменный век
В 9 тыс. до н.э. приходят охотники и рыболовы с территорий Арало-Каспия. Их стоянки (11 стоянок) обнаружены вокруг чебаркульских озер. Там были найдены свидетельства домостроительства и наконечники стрел. По мнению специалистов эти люди были древними финно-уграми.

 

В 5-4 тыс. до н.э. обитатели этих мест впервые начинают делать каменные топоры и лепить глиняные горшки (на некоторых изображены водоплавающие птицы).
Чебаркульский край является одним из трех древнейших центров гончарного производства каменного века на территории современной Челябинской области.

 

Бронзовый век
В 17 — 13 вв. до н.э. сюда приходят ираноязычные скотоводы-металлурги, которые оставили здесь свои многочисленные поселения (18 поселений). Одно из таких поселений (Чебаркуль-3) было найдено возле деревни Боровое Чебаркульского района.

В ходе исследования были обнаружены конструкции жилищ, хозяйственных ям и печей; предметы быта: остатки керамических горшков, глиняные грузила, костяные гарпуны, каменный топор, бронзовые серпы и ножи; оружие: заготовка булавы, фрагмент пращи, а так же свидетельства металлургического производства: фрагменты медеплавильной печи, литейные формы, рудотерка. Впервые найден первый «цивилизованный туалет» эпохи бронзы на Южном Урале.

Ранний железный век
В 6 веке до н.э. в здешние места со Среднего Урала приходят угроязычные металлурги. В Чебаркульском районе исследована их металлургическая мастерская.
В 4-3 вв. до н.э. климат в здешних местах стал очень засушливым. Поэтому кочевники уходят покорять скифские и греческие города Северного Причерноморья. Они становятся известны под именем «сарматы». Их оружие ( 4 кинжала) обнаружено на территории Чебаркульского района.

В 4-5 веке из Монголии приходят тюркоязычные кочевники «гунны», которые затем уходят на запад для масштабного завоевательного вторжения в Европу.
Летом 1993 года начались раскопки близ деревни Малково. В некрополе обнаружены около 2 десятков захоронений гуннского периода, а в одном из 4 курганов — богатое захоронение гуннской жрицы с украшениями из серебра и сердолика, остатки посеребренной конской узды, украшения, керамические сосуды, массивное китайское зеркало. Эти находки выставлены в центральной экспозиции Челябинского государственного краеведческого музея ( Фото В. Велитченко).

О том, кто населял территорию Чебаркульского района в средние века археологических свидетельств у специалистов нет. Но судя по письменным источникам с 17 века южноуральские тюркские племена, которые стали платить налог в башкирский Уфимский уезд, начинают называть «башкирами» (в том числе и населявшее чебаркульскую землю племя «табын»).

Новое время
В 17 веке места близ озера Чебаркуль приглянулись русским крестьянам. Здесь было чем жить и рыбаку, и охотнику, и скотоводу. Особенно прельщала их земля – богатые черноземы.
Найдена челобитная сибирских слобод царям Ивану и Петру Романовым, где испрашивалось разрешение на переселение в этот озерный край. Писана была челобитная в 1695 году. Да время подошло бурное, Россия с Петром дралась чтобы «ногою твердою стать при море». Не до освоения Чебаркулья было – так и затерялась в столах чиновников та челобитная.
После смерти великого преобразователя пошла гулять по канцеляриям новая челобитная о разрешении поселиться у озера. Подал ее в 1729 году крестьянин села Уксянского Крутихинской слободы Степан Кузнецов. Сенат отказал по причинам:: «ежели в том месте построить крепость то могут иноверцы, с которыми велено поступать ласкою, причитать к себе в озлоблении», а, кроме того, беглые будут сюда прибиваться…

Получив отказ, Уксянские мужики решили отрядить Степана Кузнецова в Петербург ходоком со своей новой челобитной, чтобы передать ее из рук в руки. Как это часто случается, упрямство было наказано. Кузнецова под стражей угнали в Тобольск и велели содержать «крепко», как опасного смутьяна. Тут он и страдал «за общество» семь лет, пока нужда не заставила вспомнить упрямца, охочего до «селитьбы» на озере.

В 30-х годах 18 века казахский хан, уставший от нападений калмыков (джунгар), просил русского царя принять казахов Малой и средней орды в состав России и защитить от завоевателей.

Строительство крепостей

В 1735 году на юго-восточной окраине государства, на границе казахскими землями, началось строительство большого города, названного Оренбургом. Это было делом большой государственной важности. Если в свое время Петр строил Петербург для того, чтоб «прорубить окно» в Европу, то Оренбург решено было строить чтобы «открыть дверь в Азию, подчинить политическому влиянию России кочевые народы пограничных степей Казахстана, завязать прочные торговые связи с богатыми среднеазиатскими землями.

Для осуществления этого плана на реке Яик (Урал), где в нее впадает река Орь, в 1735 году был построен город- крепость. Оренбург. Размещенный там большой военный гарнизон нуждался в продовольствии.

Теченская слобода (современное село Русская Теча Красноармейского района) должна была стать главным заготовителем хлеба для Оренбурга. Сюда же должны были доставляться грузы с Екатеринбургских заводов (вооружение, изделия из металла).

Первый обоз в 1073 подводами был отправлен в июле 1735 года. Башкиры, не желавшие распространения русского влияния в этом крае, подняли восстание и разорили обоз с провиантом. Второму обозу пришлось вернуться. Немирные башкиры и степные кочевники не давали ходу. В Оренбурге от голода зимой 1736 года умерло 600 человек. Чтобы обезопасить путь, решили за лето благоустроить дорогу и построить крепости на расстоянии дневного перехода.

Чтобы сохранить Оренбург, решено было благоустроить дорогу и построить промежуточные пункты для защиты от степных кочевников и башкир. Строительство крепостей было поручено начальнику горных заводов Урала и Сибири Василию Татищеву.

 

Василий Татищев

19 апреля 1686 – 15 июля 1750 гг

известный российский историк, географ, экономист и государственный деятель; автор первого капитального труда по русской истории, управляющий казенными заводами на Урале, начальник Оренбургской экспедиции, основатель Екатеринбурга, Перми, Оренбурга, Орска и Тольятти.

 

 

Тогда-то и отыскалась челобитная, стоившая стольких мытарств Степану Кузнецову. 11 марта 1736 года В. Татищев издал указ: «Наилучшее место для построения крепости при озере Чебаркуль». Учитывая расстояние до теченской слободы и давнюю тягу «охочих людей» к переселению в район Чебаркуля, Татищев заявил, что «крепость на Чебаркуле – главнейшее и нужнейшее», и приказал полковнику Арсеньеву строить ее первой.

Вот когда Кузнецова выпустили на волю и как знатока Чебаркулья сделали консультантом и сборщиком «охочих людей на поселение». И вот 15 апреля полковник Арсеньев и подполковник Миклашевский, ведающие закладкой крепостей, сообщают Татищеву: « … При Чебаркуле … на острову крепость строить начали сего апреля 14 числа».

Стены крепости были построены из слоев дерна и связок хвороста. Высота восточной стены, которая проходила по гребню возвышенности (место нынешнего храма) составляла 2 метра, а в остальных низких местах была выше. Толщина стен около 4 метров. Глубина рва до 4 метров. Копать его было трудно, так как «великие и крепкие каменья имеются и скоро поспешать весьма мешают» (из донесения майора Павлуцкого).

Крепость строилась очень поспешно и уже в августе 1736 года Тевкелев пишет в рапорте на имя В. Татищева:

«По присланным ордерам Вашего Высокопревосходительства Чебаркульскую крепость земляную с Божьей помощью успели и верх дерном укрыли и в бастионах по углам над двомя воротами поделали железные запоры и замки к воротам и рогатины вокруг крепости и погреб пороховой сделали».

Гарнизон крепости Татищев рассматривал как ядро поселения, он стремился заселить крепость хлеборобами, которые бы обеспечивали продуктами эти гарнизоны. Вот почему он послал Степана по сибирским слободам искать охочих людей к переселению. Желающих переселиться и стать свободными, то есть получить права государственных крестьян было много. Но крепостные крестьяне были зависимы от помещиков и монастырей и не могли переселиться без разрешения владельцев, а «заводского ведомства крестьян переселять и о том просить Кузнецова объявить» — писал Татищев.
В год построения в Чебаркульскую крепость переселилось 6 семей, в 1737 – еще 44 семьи, а в следующем – только одна.

Осенью 1736 года гарнизон составлял 213 человек «из чинов Тобольских и Енисейских».
По итогам переписи 1739 года в чебаркульской крепости жила 51 семья, а жителей всех возрастов было 284 человека. Каждая семья в переписи описана подробно: кто глава семьи по своему происхождению, где родился, где жил до переселения в крепость, где положен в подушный налог, когда и кем был записан в казаки.
На основе этой переписи установлено, что в числе 51 семьи, из Шадринска прибыло 11 семей, из Теченской слободы – 13, из Пищанской слободы – 10 семей, из вотчины Долматова монастыря – 3, из дальних слобод Зауралья – 7 семей, из прочих мест – 7 семей.

В 1737 году создана Исетская зауральская провинция и Чебаркульская крепость становится ее первым центром. В 1739 году воеводская канцелярия переведена в Челябинск.
В 1741 году уже существует Уйская «станция», то есть дорога из Челябинска в Оренбург, через Чебаркульскую и Уклы-Карагайскую крепости используется как почтовый тракт.

Население Чебаркуля увеличивалось из года в год. Ценные сведения находим у немецкого ученого И. Гмелина, который одним из первых посетил чебаркульскую крепость.

 

Иога́нн Гео́рг Гме́лин   (1709—1755) 

немецкий естествоиспытатель на русской службе, врач, ботаник, этнограф, путешественник, исследователь Сибири и Урала, адъюнкт химии и натуральной истории Петербургской Академии наук (30 августа 1727 года), профессор c 22 января 1731 года по 1 января 1748 года, действительный член Петербургской Академии наук. Натуралист академического отряда Великой Северной экспедиции.
По результатам исследований в Сибири им, в 1747—1759 годах, были изданы 4 тома книги «Флора Сибири», где даны описания 1178 видов произрастающих в Сибири растений. В 1751—1752 годах вышло «Путешествие по Сибири» в четырёх томах на немецком языке.

Он пишет, что к лету 1742 года «уже построено 125 жилых домов, в которых живут 336 семей, они расположены вне крепости на восток от северных ворот в три ряда. Каждый день домов строится все больше. К востоку от этих домов, по этой же линии строятся казармы для драгунов. К югу от казарм расположена казачья слобода, в которой насчитывается еще 25 дворов. Здесь живут действительные казаки в количестве 101 человек.Между казачьей слободой и крепостью в этом году построена церковь «Просветление Христа». Недалеко от церкви базарная площадь.

   Все крестьяне в случае нужды несли казацкую службу. Поэтому они, как и многие крестьяне в этих местах, были освобождены от платежей короне. Однако на каждые десять дворов выделялась одна десятина земли (50 саженей на хозяйство), которая обрабатывалась в пользу царя, семена же для посева давала казна». («Путешествие по Сибири», стр. 314-315)

Фактически с самого заселения в крепость казаки начинали нести службу. Первоначальной их задачей было обеспечение безопасности доставки продовольствия до Верхнеяицкой пристани, патрулирование окрестностей.

Кроме того, казаки заготавливали сено. Некоторых на время заготовки даже освобождали от внутренних караулов. Нормы заготовки были высоки – около 1000 копен каждая весом не менее 5 пудов.

Казаки постепенно должны были начинать сами себя обеспечивать продовольствием. В одном из указов провинциальная канцелярия предлагала руководству крепостей попробовать такой вариант: поскольку не все казаки одинаково домовиты и рачительны, то тех, кто склонен к выпивке и не желает вести хозяйство, использовать на линейной службе, а домовитые пусть спокойно ведут в крепостях хозяйство, снабжая продовольствием и себя, и своих менее хозяйственных товарищей.

В 1740-х казакам разрешают заводить у дорог постоялые дворы и варить беспошлинно пиво в первые годы. К этому времени было поставлено немало мельниц.  Казаки брали в оброчное пользование угодья в отводе своей крепости. Чаще всего это были рыбные ловли на озерах. Скотину начали разводить буквально с первого года жизни в крепостях.

Одним из видов приработка в Чебаркульской крепости была ломка слюды, которая была одним из основных материалов для «стекления» окон.

В ХVIII была довольно знаменита чебаркульская фарфоровая глина. Белая глина, которую добывали близ озера Мисяш, была признана одной из самых лучших. Она поставлялась для Императорской Санкт-Петербургской фарфоровой фабрики. Промывали глину сначала в крепости, а затем на специально построенной фабрике.

Восстание Пугачева

Во время Пугачевского восстания Чебаркульская крепость оказалась в центре событий.
5 января 1774 года пугачевский полковник Иван Грязнов с отрядом прибыл в Чебаркульскую крепость. Гарнизон насчитывал около 300 солдат 6 пушек изрядный запас пороха и мог оказать достаточно сильное сопротивление.  Но гарнизон и казачье население открыто ждало прихода повстанцев. Поэтому те, кто опасался за свою жизнь, постарались своевременно скрыться.

Когда отряд показался в районе деревни Малково, зазвонили колокола обеих церквей. По преданию, такого красивого колокольного звона чебаркульцы до тех пор не слышали. Старался сам поп-батюшка. За околицей батюшка с атаманом преподнес Грязнову хлеб-соль на расшитых рушниках.  Чебаркульцы наперебой приглашали повстанцев в свои дома отведать «чем Бог послал». По преданию, Иван Грязнов, растроганный встречей, за усердие наградил батюшку бочонком вина.

В мае 1774 г. Чебаркульская земля стала местом кровопролитных боев. Отступая от правительственных войск, Пугачев близ деревни Лягушино, ныне 2-Ключевка,  неожиданно встретился с отрядом полковника Михельсона. Пугачев потерпел поражение, потерял 600 человек убитыми и 400 пленными.

Место боя близ деревни 2 Ключевка

   23 мая 1774 года Михельсон прибыл в чебаркульскую крепость. Как пишет Пушкин, «…казаки в ней бунтовали, Михельсон привел их к присяге, присоединив к своему отряду и впоследствии был ими доволен». Крепость вновь была вооружена пушками и гарнизоном царских войск. Ранним утром 29 мая 1774 г. внезапно Пугачев штурмом практически без единого выстрела взял крепость и сжег ее.

В Чебаркуле до сих пор сохранились  дома – ровесники крепости. Это дома № 13 и 16 по ул.Пушкина. Низкая дверь, толстые стены и дровяная печка – примерно так сотни лет назад выглядело большинство чебаркульских домов. Люди сооружали строения таким образом, что даже в домах без фундамента было всегда тепло и уютно. Материал, из которого изготовлены дома – сосна и  лиственница. Ее древесина практически не подвержена гниению.

В 19 веке Чебаркуль уже не крепость, а большая станица.
В 1825 году начали добывать россыпное золото у села Маскайка, позже открыты месторождения золота в Кундравинской станице (1832 году), Непряхино (1850) и Травниках (1871). Уникальным фактом в мировой золотопромышленности является обнаружение в 1872 году кустового скопления золота общим весом 384 кг возле села Непряхино .

С Чебаркулем связана и история открытия уникальных минеральных богатств Ильмен. Наткнулся на них Прутов – человек весьма далекий от горного дела. Будучи чебаркульским казаком, он был включен в охрану разведочной партии горного мастера Раздеришина в Ильменах. Прутов в копи наткнулся на несколько красивых камушков. На всякий случай прихватил их для показа мастеру. Камушки оказались топазами и аквамаринами. С легкой руки чебаркульца и пошла минеральная слава Ильмен. Произошло это через сто лет после закладки крепости.

В начале ХХ века Чебаркуль значился в справочниках как казачий поселок Травниковской станицы.
Постепенно затухает его слава как военного поселения, но восходит слава Чебаркуля-здравницы. На местных озерах, удобных близостью к дороге вставали кумысо-лечебный пункт, корпуса здравниц «Кисегач» и «Еловое». Не случайно ближайшая к Чебаркулю станция стала именоваться Санаторной.
В 1939 году было принято решение о строительстве в Чебаркуле Ново-Златоустовского металлургического завода. В 1940 началась подготовка площадки под строительство. Война заставила форсировать стройку. В конце лета 41-го года в город эвакуировались строители из Запорожья и часть оборудования Запорожского металлургического завода, а в ноябре на станции остановился первый эшелон со специалистами кузнечного производства из подмосковной Электростали. Оборудование монтировали под открытым небом в 30-ти градусные морозы. Уже 20 февраля 1942 года завод дал первую паковку. Так началась история Чебаркульского металлургического завода.
Статус города Чебаркулю присвоен 25 октября 1951 года.